Горностай весь в белом - Удивительный лесной рассказ! » В Блоге РУ
Показать меню
Архивы публикаций
Март 2017 (2)
Декабрь 2016 (2)
Ноябрь 2016 (5)
Октябрь 2016 (3)
Декабрь 2015 (37)
Ноябрь 2015 (56)

Горностай весь в белом - Удивительный лесной рассказ!

Считаешь это интересным? Тогда, поделитесь с друзьями!
Самый удивительный зверек белый горностай,знаете,если за ним наблюдать осторожно и особенно,когда горностай приходит к вам в гости,тогда можно с полной уверенностью сказать,что горностай,такая приятненькая зверюшка,которая практически живет там ,где ему заблагорассудится,но при этом он все-таки дикий зверек,и сейчас мы на удивление вам будем в своем рассказе общаться с таким зверьком как Горностай! Это просто потрясающе...

 


ГОСТЬ В БЕЛОМ

К вечеру лагерь умолкал. Гас костер, и сиротливо чернел на снегу огромный чайный бидон. Стихали споры, и усталые изыскатели разбредались по своим углам, ближе к спальному мешку. Завершился еще один  трудовой  день.

В железной печурке полыхал огонь, было жарко, шипели капли, падая с потолка на раскаленную жесть, — подтаивала, подтекала земляная крыша. Душно в маленьком домике,    если    не    открыть    дверь.

Белый зверек приподнялся над порожком, огляделся по сторонам и стремительно влетел в комнату. Прыгнул — и замер в напряженной позе, выгнув дугой спину. Белый он, как свежий снег, покрывший недавно тайгу. Резким треугольником выделяются глаза и нос. Черный кончик хвоста прижат к полу. Казалось, даже свет излучает странный зверь, а не керосиновая   лампа,   старая   и   мятая.

 Самый удивительный зверек горностай,приходит в гости сам к людям,прикольненький зверек

Это горностай. Мы с ним встречались на склоне горы Бадан, в камнях. Промчался белой молнией и тут же растворился среди снежных проплешин. А тут сам пожаловал. Смотрим на него, шеи вытянули, дышать боимся. А он уже освоился, держит себя непринужденно, как дома.

Обежал быстренько всю не большую комнату, заглядывая под лежаки. Повел носом, уловил какой-то запах и помчался в угол, вытянув хвост. Потом стал исследовать щели в полу, словно выискивая что-то. Или, чует следы мышей? Тех самых, что шебуршат здесь каждую ночь. Лесные мышки вчера начисто расщелкали кедровую шишку, забытую на столе, — от орешков осталась одна шелуха, ровные половинки. Как бы не распугал их этот зверек! Бегает из угла в угол и не уследишь — ведь повернуться лишний раз опасаешься, деревянные топчаны предательски    скрипят.

Таня Бодина переживала больше всех. Готова была выпрыгнуть из своего спальника, поближе к симпатичному горностайчику. Наклонилась, но тут же отпрянула в испуге. Милый зверек не терпит фамильярности: злым огнем обожгли антрацитовые глазки, острые зубы вот-вот цапнут.

Горностай исчез так же неожиданно, как появился. Пробегал мимо двери — и юркнул через порог, в темноту. Будто не было вовсе.

— Не попрощался, — произнес кто-то. — В    лесу    вырос...

— Может, вернется? — Таня смотрела на    дверь.

Утром разошлись на работу. Изыскательские будни отнимали много сил и внимания. Время было трудное. Ранний снег завалил тайгу, засыпал трассу. Сложней стало вести геодезическую съемку, бурить скважины. Изматывала ходьба по рыхлому, глубокому   снегу.

Особенно много его выпало на перевале, и тропы оказались под лавинами. Самолеты не летали, мы остались почти без продуктов. Делили запасы сушеной картошки,   грызли   сухари.

Спасались рыбой. Бурмастер дядя Митя Куликов приспособился добывать хариуса в горной речке Куиерме. Ели рыбу в разных видах. Вот только плохо — солить нечем. Оставалось всего несколько камешков серой твердой соли. Экономили как могли. Посасываешь кусочек за обедом, все смотришь — не много ли? И думаешь о завтрашнем    дне.

Вечером ложились рано. Таня сразу же открывала   дверь.   Торопила   нас.

—  Ребята,   в   мешки!    И   потише.

Впрочем,  мы  и    сами    рады    гостю.  Видимо,   он   это  почувствовал.   И  пришел.

Это был он, наш знакомец. Легко перепрыгнул через порог и, едва успев оглядеться, ринулся изучать темные углы. Потом выбежал на середину комнаты, стал  принюхиваться. И сразу пошел в сторону  Тани. Зверек нырнул под ее лежак. Там, внизу, лежала рыба. Полная кастрюля. Наш   завтрак.   И   обед.

Мы услышали возню, щенячье рычание, и вот показался горностай. Он волочил за хвост тяжелую рыбину. Хариус оказался не самым маленьким, тащить его было нелегко. Но горностай упрямо тянул добычу.

Таня сидела, зажав ладонью рот, едва сдерживая себя. Глаза светились восторгом.  Но  не  все  разделяли  ее чувства.

— Ах ты воренок! — Петя приподнялся вместе со спальником, высвобождая руки. Он еще хотел что-то сказать, но его остановила Таня, замахала руками, выговаривала какие-то сердитые слова, шевеля губами.

Вдруг тонким змеиным шипением хлестнуло  по тишине. Горностай повернулся к Пете, и мы увидели хищника, готового к прыжку: раскрытая пасть, сверкающие угольки глаз, вздыбленная шерсть... Вид был    страшноватый.

Петя так и остался сидеть с открытым ртом.    И    мы    тоже.

А горностай, испустив победное шипение, грозно огляделся по сторонам. Потом деловито ухватил рыбу за хвост и потащил ее  к  выходу.  У  двери  посмотрел  в  последний раз на нас, словно ожидая возражений. Вспрыгнул на порог и перетащил рыбу.   Никто   не   пытался   ему   помешать.

Больше мы горностая не видели. Возможно, он приходил, но только ночью. Об этом мы могли судить, когда недосчитывались хариусов в большой кастрюле. Но с нами   горностай   встречаться   не   хотел.

Долго еще виделся нам белый зверек с черными бусинами глаз. Ждали его каждый вечер. А Таня все повторяла: «Эх ты, Петя...»

Добавить комментарий
Партнеры
вставить
Рекомендуем
Популярные статьи
Внимание! Статьи переехалм!Внимание-Статьи о Птичках!